Сумасшедший с ножницами… (F99, S51.9, X78)

 

29 января 20... г. около 13:40 МСК поступило экстренное обращение от капитана судна m/t RN P (флаг Либерии), оперируемого не состоящей у нас на обслуживании крупной компанией U, входящей в известную российскую группу, контролируемую государством. Со слов капитана С четвертый помощник Е, 27 лет, несколько дней вел себя не совсем обычно, был замкнут, на обращения окружающих реагировал с неохотой, беспрестанно бормотал что-то себе под нос. Накануне вечером на мостике в разговорах с присутствовавшими он был груб и не сдержан, по окончании вахты помещение покинул, демонстративно хлопнув дверью. Для Е это был первый рейс в офицерской должности, прежде он, студент-заочник, несколько раз выходил на судах компании в море матросом.

 

Рано утром коллеги, встревоженные отсутствием E за завтраком, заглянули к нему в каюту. Все помещение было забрызгано кровью, сам Е с отсутствующим выражением лица и расширенными зрачками сидел возле стола, откинувшись на спинку стула, в нижнем белье без рубахи, свободно бросив руки на бедра. Предплечья обеих рук от локтей до запястий во многих местах были изрезаны, скорее всего, ножницами, брошенными здесь же возле стула. Раны предплечий активно кровоточили.

 

В порядке первой помощи капитан и второй помощник обработали раны Е антисептическими растворами, наложили пару десятков кожных швов, закрыли предплечья бинтовыми повязками, дали пострадавшему две таблетки диазепама по 5 мг, уложили его в койку, приставив пост круглосуточного наблюдения из поочередно сменяющихся членов команды, свободных от несения вахты. В каюте Е, конечно же, была выполнена приборка, помещение внимательно осмотрено на предмет возможного обнаружения психотропных веществ или предметов, способствующих прояснению обстоятельств происшествия. Ничего подозрительного выявлено не было.

 

На момент обращения танкер находился в открытых водах Атлантики, следуя по направлению к Роттердаму с расчётным сроком прибытия в порт через 3 суток. Капитан С просил совета, можно ли одновременно и обеспечить безопасность больного Е, и не подвергать излишнему риску корабль и экипаж, и сохранить плановое движение судна по маршруту, не нарушая производственные графики компании, – «убить сразу трех зайцев».

 

Учитывая наличие реальной угрозы жизни Е, потенциальные судоходные и экологические риски, обусловленные ситуацией на борту танкера, случай был принят под контроль консультационной службы, о чем извещена компания-оператор судна.

«…Случай принят под контроль наших врачей-консультантов, возможно, совместными усилиями удастся избежать необходимости организации спасательной операции по медицинской эвакуации заболевшего на берег (MEDEVAC) и он будет благополучно передан под опеку врачей в порту планового захода 01 февраля…»

Врач-консультант (К.В. Логунов, доктор медицинских наук, профессор) предположил наличие у Е острого психического расстройства (F99) и множественных резаных ран кожи передних поверхностей обоих предплечий (S51.9), нанесенных пострадавшим себе самостоятельно при попытке самоубийства с использованием режущих предметов (X78). Он оценил правильность оказания первой помощи и организации ухода за пострадавшим, опросил капитана о текущем состоянии Е, об основных проявлениях общих расстройств и о состоянии ран предплечий, изучил фотографии обработанных конечностей, обрисовал общую схему дальнейших лечебных действий и наблюдения за больным. Для успокоения Е, снижения уровня тревоги и предупреждения неадекватных действий в состоянии возбуждения рекомендовано дополнить действие уже принятых таблеток диазепама инъекцией 1 ампулы хлорпромазина (2 мл).

 

Для дальнейшего лечения рекомендовано применение комбинации галоперидола и диазепама. К сожалению, галоперидол, назначенный в состав аптеки Международным руководством по судовой медицине (International Medical Guide for Ships), на борту танкера отсутствовал. Был проведен консилиум с привлечением врача-специалиста-психиатра, по итогам которого предложено использовать сочетание хлорпромазина и диазепама. Окончательные рекомендации сформулированы так.

«Ув. В-р И-ч, Ваша основная задача в данный момент состоит в том, чтобы добиться полного успокоения больного, погрузить его в постоянный сон с кратковременными перерывами для отправления естественных надобностей. Из возможного арсенала сильно действующих препаратов, пригодных для остановки острых психотических реакций, у вас на борту есть диазепам и хлорпромазин в инъекциях и таблетках. Применять следует оба препарата одновременно (давать приблизительно в одно время, последовательность - на ваше усмотрение, как вам удобнее). Основу лечения составит хлорпромазин, диазепам используется для тонкой "настройки". На первых порах следует использовать формы лекарств "в уколах", т.к. они действуют быстрее и надежнее. По мере расходования ампулярных форм переходите на таблетки.

 

Максимальная суточная доза хлорпромазина - 1,5 г. Поэтому ориентируйтесь на 3-4 инъекции в первые сутки, 3 - во вторые и третьи, а на 4-5 сутки и позже, будем надеяться, достаточно окажется 2-3 приемов лекарства в сутки. Диазепаму максимальная суточная доза оговорена 60 мг. Соответственно, сопровождаем каждую инъекцию хлорпромазина 4 таблетками диазепама по 5 мг или инъекцией двух ампул диазепама по 10 мг.

 

Оба препарата сознательно используются в максимальных дозировках, потому что ситуация критическая, и кроме заботы о спасении жизни конкретного человека вы и ваш экипаж еще должны иметь возможность не погубить танкер и не учинить катастрофу у европейских берегов.

 

Обязательно наблюдение за больным, постарайтесь не оставлять его одного ни на минуту. На спине и на животе - для него не самые безопасные позиции, для него безопаснее оставаться в фиксированном положении на боку. Если у вас получиться, попробуйте измерять больному АД, частоту пульса и температуру тела дважды в сутки, это важно для возможной коррекции дозировки лекарств на 2 сутки и позже…»

Наложены кожные швы
Раны предплечья закрыты повязкой
Раны обработаны

Назначенное лечение дало ожидаемый эффект. Е погрузился в полусонное состояние, что облегчало контроль и наблюдение за ним. Врачи-консультанты поддерживали регулярную связь с судном в постоянной готовности корректировать назначения. Ниже для примера приведены два доклада капитана.

«Уважаемый Константин Валерьевич,

Благодарю Вас за столь объёмный ответ. Всё понятно. Сейчас 0910 МСК. Больной спит. Когда он не спит, то находится в дрёме. Температура нормальная была до сих пор. Давление не измеряли, сегодня попытаемся. И пульс тоже. Ночь прошла относительно спокойно. Правда четыре раза поднимался к нему по вызову. Болели руки, потом живот и голова. Два раза под утро просил есть. Покормили, правда понемногу. Всё равно он ведёт себя беспокойно. Всё время напрягает руки, пытается сгибать их в локтях, прилагая усилия, поэтому через повязки просочилась кровь. Буду делать перевязку в обеденное время. Всё время пытаюсь объяснить, что руки нельзя сильно напрягать. Отвечает, что понял, а делает наоборот. Зрачки до сих пор расширены. Иногда говорит неприятные слова о себе. Вахтенный постоянно дежурит рядом.

 

Спасибо. КМ С…»

«С 1200 до 1330 МСК занимались перевязкой обеих рук. Обработал всё 70% спиртом вокруг ран, затем раны - перекисью, наложили антисептическую мазь "Cetrimide" и сверху парафиновые салфетки. Если бы я не видел его рук вчера, то сегодня, глядя на них, я не поверил бы, что это те же руки. Правда пришлось наложить сегодня семь швов на запястье левой руки. Вчера я не заметил её глубины за кровью. Заживляемость хорошая. Раны и швы чистые, сухие. На левой руке можно было наложить больше швов на порезах, но в данном случае - это только косметика. Посылаю фото правой руки, сделанное сегодня после обработки. Правая была тяжёлой вчера. Сегодня уже не узнать.

 

Температура - 35.5, давление - 130/70, пульс - 110.

 

Спасибо. КМ С...»

В целом, помощь оказалась эффективной. Вплоть до планового прибытия судна в порт назначения Е оставался в койке, находясь в заторможенном состоянии. Серьезных происшествий за время его вынужденного лечения на борту не произошло, и он был благополучно передан под опеку европейских медиков.

 

Танкер прошел предписанный маршрут в точном соответствии с производственными графиками, принял на борт нового 4-го помощника, прилетевшего из России для замены Е, и спустя несколько суток ушел в следующий рейс через Атлантику...

 

Safety Comes First…