Боль в ухе у водолаза... (T70.3† H82*)

 

В середине дня дежурному врачу-консультанту поступил звонок из российского города К…

За помощью обратился водолаз Х, внештатный сотрудник организации Н (город К), работавший по свободному найму (фриланс). Со слов Х, в свое время он прошел необходимую подготовку, имеет профессиональную водолазную квалификацию, знаком с основами водолазной физиологии и правилами безопасности и охраны труда на подводных (водолазных) работах.

На протяжении нескольких недель ежедневно в снаряжении с открытой схемой дыхания Х совершал рабочие спуски под воду на глубины 12-15 метров с использованием для дыхания воздуха, в последний рабочий день – четверо суток назад – трижды спустился на глубину до 30 м. Для выбора рабочих режимов декомпрессии использовался декомпрессиметр (декомпрессионный компьютер), согласно его показаниям, продолжительность и глубина всех спусков не предполагали необходимости соблюдения декомпрессионных остановок при выходе на поверхность (т.н. безостановочные или бездекомпрессионные режимы).  К вечеру после завершения последнего спуска Х почувствовал слабость, неприятные ощущения в голове, легкое головокружение.

 

Обеспокоившись возможным развитием декомпрессионных нарушений, для контроля своего состояния Х выполнил проверочный спуск под воду на глубину 5 м и обнаружил кратковременное полное исчезновение всех неприятных симптомов, последующий прием внутрь крепкого алкоголя (100 гр водки) к улучшению состояния не привел. Давление, зуд в голове оставались стабильными, отдавали в ухо. Со стороны кожных покровов никаких изменений не отмечено, болей или неприятных ощущений в суставах не было, периодически беспокоил чес в глубине левой пятки.

 

Пострадавший предположил у себя декомпрессионную болезнь и стал искать квалифицированной помощи. В производственных организациях, ведущих подводные (водолазные) работы в городе К, нет барокамер, предусмотренных правилами безопасности, поэтому Х обратился в больницу скорой помощи, где ему предложили лечение в одноместной кислородной медицинской барокамере. Поскольку в подобных барокамерах максимальное давление, используемое для лечения, соответствует лишь 20 м водяного столба, Х отказался, надеясь найти возможность получить где-либо баротерапию, рекомендуемую правилами безопасности труда на водолазных работах. В отряде МЧС, располагавшем техническим потенциалом для выполнения режимов лечебной рекомпрессии с максимальным давлением до 100 м водяного столба, обычно применяемых для лечения водолазных заболеваний, не оказалось на месте медицинского персонала, способного провести необходимое лечение. В итоге, несколько дней Х оставался без медицинской помощи: тот вид и объем пособия, какие были доступны, он считал неадекватными и поэтому от лечения отказывался, иные варианты баротерапии, которые хотел получить Х, в городе К были недоступны.  К исходу четвертых суток Х обратился в службу радио-телефонных консаультаций.

Прежде специфическими водолазными заболеваниями пациент не страдал, соматически здоров. За все четыре дня, последовавшие за моментом возникновения, жалобы практически не изменялись, ограничиваясь неприятными ощущениями в голове, в глубоких отделах левого уха, напоминавшими давление, почесывание, а также зуд в глубоких отделах левой пятки. Голос при разговоре по телефону обычный, звучный, одышки нет. Пульс, артериальное давление, физиологические отправления, со слов, без изменений, нарушений чувствительности кожных покровов не отмечает.

По результатам беседы с пациентом и анализа всех обстоятельств происшествия предположена кессонная (декомпрессионная) болезнь, осложненная поражением структур внутреннего уха, т.н. декомпрессионный меньероподобный синдром (T70.3† H82*). Рекомендовано следующее.

1. Получить консультацию врача-невролога с целью распознавания и возможной топической диагностики очагов поражения нервной системы, а также оториноларинголога. Для объективизации картины нарушений и последующего контроля в ходе и после завершения лечения возможно выполнение МРТ (или КТ), показания к исследованию определятся в зависимости от результатов осмотра врачей-специалистов.

2. Обратиться в отделение (кабинет) ГБО больницы. Показано выполнение серии сеансов (курс) оксигенобаротерапии общим числом не менее 10, продолжительность каждого сеанса не менее 45-60 мин. Лечебные сеансы следует выполнять ежедневно, если возможно, в первый день показано два-три сеанса. Первые несколько сеансов (3-5) целесообразно провести при максимальном возможном парциальном давлении кислорода (до 3 кг/кв. см, что соответствует дыханию чистым кислородом на «глубине» 20 м водяного столба), выбор лечебных режимов последующих сеансов – на усмотрение врача-баротерапевта.

3. Срок возвращение к водолазному труду после окончания курса оксигенобаротерапии будет зависеть от результатов лечения, степени сохранения остаточных симптомов. Целесообразно выдержать паузу от двух недель до одного месяца. Перед возобновлением спусков под воду следует пройти медицинский осмотр (получить консультацию) врача по водолазной медицине.

Результаты исполнения выданных рекомендаций отслежены через 1,5 календарных месяца. Сам пациент оказался не доступным для телефонной беседы, опрошены его коллеги и знакомые. С их слов, Х после телефонной консультации обратился в отделение ГБО больницы, где получил не менее 10 ежедневных сеансов оксигенобаротерапии. Результаты лечения удовлетворительные: жалобы и все симптомы исчезли, трудоспособность полностью восстановлена. На момент опроса Х продолжал трудиться водолазом.